Трудности перевода. Как коверкались названия фильмов и фразы главных героев

Перевод литературных и кинематографических произведений – дело непростое. Казалось бы, подкоркой мозга понимаешь значение слова, а вот передать его родным языком оказывается непосильной задачей.

Мы рассказываем о случаях, когда самые маститые лингвисты подолгу ломали голову над переводом тех или иных фраз главный героев или названий фильмов.

Yippee ki-yay, motherfucker!

Эта знаменитая фраза детектива МакКлейна из “Крепкого орешка” стала настоящим испытанием для многих переводчиков постсоветских стран. Что поделать, если главный антагонист фильма Ганс Грубер не смог расшифровать в наборе звуков Джона уготованные ему неприятности.

Интересен тот факт, что название картины Die Hard отсылает нас ко временам войны на Пиренейском полуострове. Британский офицер сэр Уильям Инглис, будучи раненным картечью, произнес солдатам 57-ого пехотного полка: Die hard the 57thdie hard! (Упрямый (упертый, настойчивый) 57-ой полк, упрямый). Также Die hard означает “консерватор”, поэтому в одних частях франшизи МакКлейн ненавидит компьютеры, во вторых – ведет себе как расист.

То есть, “Крепкий орешек” – это всего лишь попытка наших переводчиков выйти из сложившейся лингвистической ловушки и к реальности не имеет никакого отношения.

Sub-Zero или “Абсолютный холод”

Дети 90-ых помнят и обожают файтинг Mortal Kombat. Конечно же, если их попросить назвать любимых персонажей, они незамедлительно ответят: “Скорпион и Саб-Зеро”. Однако правильно перевести имя синего ниндзи в экранизации аркадной игры оказалось непростой задачей.

Как только не коверкали Sub-Zero. Его называли и “Морозцем”, и “Замораживателем”, и “Абсолютным Холодом”, и даже “Ниже Нуля”.

Бандит, Гроза и Юбилей

Голос Леонида Володарского неотрывно связан с эпохой VHS-кассет. Как только у граждан стала появляться невиданная доселе роскошь – видеомагнитофон – пираты принялись в турборежиме озвучивать зарубежные фильмы. Поскольку работа эта была “конвейерной”, качество её довольно часто хромало.

Супергеройский анимационный сериал “X-men” Володарский, то ли с бодуна, то ли от бессонницы, перевел как “Радиоактивные люди”. Однако издевательствам подвергнулся не только тайтл. Персонажа Шельму (Rogue) перевели как Бандит, Шторм (Storm) стала Грозой, а Джубилейшн Ли – Юбилеем. Гамбита вообще решили не трогать, поскольку получился бы, скорее всего, Шулер.

You’re terminated, fucker!

А вот с переводом Терминатора сыграли злую шутку особенности русского и английского языков. Игру слов при переводе фразы Сары Коннор сохранить просто невозможно. Главная героиня говорит: “You’re terminated, fucker!” (Ты ликвидирован, ублюдок), что является абсолютно корректным переводом в контексте демонстрируемого на экране уничтожения киборга-убийцы.

В то же время в английском варианте фраза звучит намного сочнее, поскольку ликвидируют (terminate) Терминатора.

Побег из Шоушенка и Олдбой

Правильный перевод экранизации произведения Стивена Кинга The Shawshank Redemption звучит как “Искупление (спасение) в Шоушенке”. Получается, что переводчики невольно раскрыли финал картины, и зритель с самого начала ждет хэппи-энда. Хотя в картине этот финал не является столь очевидным.

И совсем иную ситуацию мы наблюдаем при переводе корейского триллера Пак Чхан Ука “Олдбой” (Oldboy). Ведь если бы фильм перевели правильно – “Одноклассник” – это сразу бы убило всю интригу.

Хороший, плохой, мерзкий

Перевод вестерна Серджо Леоне The Good, The Bad And The Ugly (Хороший, плохой, злой) некорректен, поскольку неправильно характеризует персонажа Элли Уолака в фильме. Он мерзкий, но не злой герой. Наверное, локализаторам слово “злой” показалось более благозвучным.

Smokin’!

Всего одна фраза, сказанная героем Джима Керри в фильме “Маска”, до сих пор вызывает споры среди переводчиков. С одной стороны, переводы этого сленгового слова как “круто”, “обалденно” является правильными. С другой стороны, это слово вошло в обиход благодаря рекламе сигарет с пыхтящими табаком красотками, что означает “сексуально”, “возбуждающе”.

Поскольку Маска говорит о себе, обращаясь к зрителям, то наиболее приближенный к правде перевод звучит как “я неотразим”, “я офигенный”.

Антон Визковский

для ИНФОЛАЙФа

загрузка...
Загрузка...

Реклама

загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...

Реклама