Между музыкой и таинством. Жизнь и творчество Романа Сидорова

Рассказываем о таинственном музыканте Романе Сидорове из Фрязина, покончившего с собой и оставившего наследие в виде неповторимых проектов. 

Познакомился я с творчеством Романа Сидорова во времена увлечения различной нестандартной музыкой 90-ых годов. Тогда ежедневно в плеере играл “Стук бамбука в ХXI часов”, “Шесть мертвых болгар”, “Цукор біла смерть”, “Вежа хмар” и другие команды СССР и ставших независимыми стран. О “Der Golem” рассказал мне друг и показал их выступление в лесу. Завораживающие структуры, наполненные дыханием природы, индустриальным шумом и меланхоличными переборами сразу врезались в уши. Персона Романа Сидорова моментально меня очаровала. Я стал искать о нем как можно больше доступной информации. Было в его жизни и музыке что-то хтоническое, хтулковское и очень потустороннее, что максимально себя проявило в “Старухе Мхе”.

В его творчестве уживались строки из “Розы мира”, стихи Константина Бальмонта и других поэтов ХХ века.

Но все началось не с дроуна, пост-рока, пост-панка и нойза. Все началось со стёба. Митя Зубов и Рома Сидоров основали в 93 году команду “Bardcore”, которая издевалась над новомодным на то время русским шансоном. Героями песен становились урки, хаты, зоны, бандиты и другие антисоциальные элементы и места. Описывались также онанизм и поедание кала, одним словом, мерзости из “оранжевой серии” книг. Музыка и качество записей были отвратительными, что сразу причисляло подобные терзания гитар и голоса к контркультуре. Вышло все два альбома, “Стремная хата” и “Скотина”, написанные на протяжении 2-х лет и вскоре канувшие в Лету.

Следующий проект – Fatal – родился в 1998 году. Это была серьезная группа, игравшая трип-хоп с влияниями darkwave. Кроме Сидорова в неё вошли Евгений Соловьев и Евгений Вороновский. Нам достались 5 треков общей длительностью 20 минут, но каких! Послушайте композицию “Последний луч”. Музыкальные критики возмущаются, что все было бы хорошо, если бы не голос Сидорова. Действительно, Роман очень мало уделял времени звучанию, в особенности тренировкам своего вокала. Он работал по принципу “делай все экспрессивно” и будь что будет. За что и был скоропоспешно выгнан из группы. Тем не менее, Fatal до сих пор вгоняет в ступор своей меланхолией и неподдельной тоской, ложащейся на минималистичные барабаны, бас и неоклассические синтезаторные проигрыши.

Следующим проектом стал Sedativ. О нем известно очень мало. 10 треков удалось “спасти” милиции во время обысков квартиры Романа после его самоубийства в 2003 году. Никто так и не знает названия планируемого альбома. Писал его Роман вместе со своей женой Алей, её братом и Евгением Вороновским.

По сравнению с другими работами, Sedativ изобилует скудным эмбиентным наполнением. Все больше и четче прорисовывает прямолинейный пост-панк ритм и редкие гитарные переборы, характерные для этого стиля. Пост-панком увлекалась Аля, но он не очень нравился Роману. Возможно, поэтому альбом так долго не мог появиться на свет. И хотя Sedativ имеет привычные жутковатые нотки, но очень уж отличается от остальной музыки Сидорова. Отрешенность достигается благодаря сонному вокалу и стихам Александра Блока, Райнера Мария Рильке и Уильяма Блэйка.

Наконец-то мы подошли к двум главным и ритуальным вещам Сидорова, Мити Зубова и Евгения Соловьева – “Der Golem” и “Старухе Мхе”. Без преувеличения “Der Golem” является ярким и полноценным представителем пост-рока первой волны. Это не был меметичный космический HOPE с грустными парнями и девчонками. Слушатель окунался в довольно тяжелую и тягостную стену звука, постоянно изменяющуюся и деформирующуюся. Все альбомы Der Golem посвящены смерти. Zmet, вышедший в 1999 году, рассказывает о кончине человека, а “Дисциплина взорванных мостов” – о разложении пространства. Последний и вовсе можно отнести к постиндастриалу, в нем четко просматривается влияние Coil. Да и записано он был на руинах старого завода.

По-настоящему прикоснуться к трансцендентному и установить точку невозврата удалось лишь в альбомах “О.Г.Н.И.” и “Русалі” “Старухи Мха”. Создать нечто подобное не удалось никому из отечественных музыкантов. Главным композитором в этом проекте была сама природа: шум листвы, дуновение ветра, песни животных, шуршание папоротника. Все живое создавало объем, наполнявший душу эфиром. Не удивительно, что название композиции “Мурохамма” подсказана концепцией Даниила Андреева о нижнем слое лесов, где обитают “стихиалии” на древе Арашамф.

Видимо, мистицизм, оккультизм и аскетизм жизни Сидорова привели его к печальному финалу. Он почувствовал присутствие тех сил, которые сводят с ума. Слишком слаб человек для подобных встреч. И в то же время именно они подарили нам совершенно прекрасную музыку.

Антон Визковский

для ИНФОЛАЙФа

загрузка...
Загрузка...

Реклама

загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...